Если мужчина долго пил, к чему приводит такая алкоголизация

Анамнез мужчины, который долго алкоголизировался 2Из родственников у психиатра никто не наблюдался, за помощью никогда не обращался. Однако по линии матери больного прадед в состоянии алкогольного опьянения убил топором прабабку, после чего совершил самоубийство через повешение. Дед больного по линии матери долгое время страдал онкологическим заболеванием, а также хроническим алкоголизмом. В трезвом состоянии был спокойный, тихий, уступчивый, но в состоянии алкогольного опьянения становился агрессивным, раздражительным, устраивал скандалы, бил жену, в последующем трезвом состоянии полностью амнезировал все произошедшее.

Родственники больного алкоголизмом

Бабка больного по линии матери, 86 лет, на пенсии, по характеру конфликтная, злопамятная, ворчливая, с родственниками общается формально, в матерной форме может оскорбить дочь, рассказать подробности личной жизни дочери соседям или чужим малознакомым людям, «часто все забывает». Мать больного, 55 лет, образование средне-специальное, работает медсестрой, по характеру эгоцентричная, властная, эмоционально холодная, так же страдает от хронического алкоголизма второй стадии на фоне аффективной патологии депрессивного спектра, по поводу которого проходила лечение у психиатра-нарколога, на момент сбора анамнеза находится в стадии становления терапевтической ремиссии.

Отец, образование средне-техническое, по характеру был добрый, порядочный, строгий, «для многих авторитет», умер в 2007 году, в возрасте 48 лет от хронического заболевания печени, злоупотреблял алкоголем. До 1986 года работал в основном водителем, в 1986 году участвовал в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, в последующие годы — президент общественной организации «Союз-Чернобыль» для пострадавших какой-то области, депутат общественной палаты.

Старший брат больного, 35 лет, имеет два высших образования, работает юристом в областной лаборатории судебных экспертиз, женат, имеет двоих детей. По характеру «добрый, порядочный, суровый, но с юмором», при непосредственном общении производит впечатление своенравного, властного и раздражительного человека. Также страдает хроническим алкоголизмом второй стадии, несколько раз кодировался, размеры пьянства преуменьшает, все разговоры на эту тему сразу переводит «в шутку» с нелепой улыбкой на лице.

Бывшая жена больного, имеет 9 классов образования, работает продавцом в продуктовом магазине, по характеру «вредная, но добрая и ласковая», религиозна, принадлежит секте баптистов. Дочь, 4,5 года, со слов ее дяди удается выяснить, что есть признаки отставания в психическом и физическом развитии.

Детство и юность, как рос и воспитывался

Сам больной родился от второй нормально протекавшей беременности в срочных физиологических родах, однако, со слов матери известно, что за несколько недель до рождения у нее был «сильный стресс из-за измены мужа», хотела сделать аборт «назло мужу», «очень сильно переживала о том, что ребенок был зачат зря». Рос и развивался слабым болезненным ребенком. Начал разговаривать и пошел поздно, в возрасте 1 год 4 мес., с этого же возраста постоянно наблюдался у невролога. Часто болел простудными заболеваниями, ангинами, бронхитами. Из детских инфекций перенес краснуху, ветрянку, корь, паротит.

В возрасте 3 лет тяжело заболел пневмонией, был госпитализирован в стационар, где получал соответствующее лечение. Воспитывался в полной семье до 15 лет, несмотря на то, что мать работала нянечкой в детском саду, который посещал больной, находился в условиях гипоопеки. Детский сад посещал с удовольствием, «чувствовал себя там, как дома», был активным, стремился к лидерству в среде сверстников, хотел играть в компании с другими детьми, но дружеские отношения не складывались. Часто сидел с игрушками в одиночестве, занимался физическими упражнениями на шведской стенке, «к себе никого не подпускал», «кусался», на наказания старших никак не реагировал. У окружающих и у родственников создавалось впечатление, что «вообще ничего не боится».

Сам же больной утверждает, что в детстве боялся собак, «так как, если к ним лезть, они кусаются». Больше всего в садике нравилось, как отец постоянно забирал его оттуда на своем мотоцикле «Минск» и катал, посадив на заднее сиденье, однако со слов матери известно, что у мужа мотоцикла не было. Периодически отмечались эпизоды недержания мочи и кала во сне и во время бодрствования, а также эпизоды сноговорения.

В школу пошел в возрасте 7 лет с большой неохотой, «страшило неизведанное», но адаптировался быстро, так как «в школу водил старший брат и к тому моменту уже умел читать и писать». Однако, из сведений, полученных от родного брата известно, что он не осуществлял какую-либо помощь в воспитании младшего брата, и подчеркивает, со своей стороны, исключительно формальные отношения между ними: «Он всегда был сам по себе, а я со своими друзьями». Успеваемость была низкой, возникали трудности запоминания и осмысления информации и к третьему классу начальной школы был переведен в класс коррекции, этим не тяготился. Мать так же, несмотря на частые вызовы в школу по поводу успеваемости младшего сына, особого значения этому не предавала, «сказали надо, а я привыкла доверять людям, да и класс коррекции – это новшество, так будет лучше». С 5го класса, в возрасте 10 лет, в связи с переездом в другой район города, перешел в другую уже общеобразовательную школу, был распределен в класс «Е», успеваемость оставалась на низком уровне.

Для себя выделял такие предметы, как биология ( «по этому предмету нужно было много рисовать и там изучали содержимое холодильника — лук» ), труд, физкультуру, музыку, остальные предметы оставались без интереса, получал тройки. В свободное от учебы время «пропадал на улице», собирал пивные крышки и бычки. В этот же период начал курить. В 7 классе вместе со старшим братом впервые попробовал алкоголь, тогда выпил несколько рюмок, сразу опьянел и уснул. Родной брат при этом совместное употребление алкоголя отрицает.

Взросление и алкоголизация

Впоследствии начал эпизодически употреблять алкоголь, пил на каждой школьной дискотеке и вечерами у подъезда пиво с товарищами. Состояние опьянения нравилось, чувствовал эйфорию, легкость, «было проще общаться», но при этом взаимное общение не складывалось, больше слушал, иногда во время употребления алкоголя, «просто наблюдал со стороны за старшими», находясь в отдалении. Дублировал 8-й класс, в 9-ом был переведен на вечернее отделение. Окончил школу с тройками и с 1й пятеркой по биологии. В 17 лет, в 2002-2004 годах, учился в ПТУ на сварщика-каменщика по «ускоренной программе». Учеба не интересовала, часто пропускал занятия, окончил на тройки.

В свободное от учебы время играл «целыми днями» в компьютерные игры в ночных игровых клубах, сидел в кафе у матери на работе, где «иногда пил вино», «пропадал в гараже», где красил в разные цвета, купленный на «сэкономленные деньги», запорожец без двигателя. После учебы, в возрасте 19 лет, впервые устроился на работу «по знакомству» к другу старшего брата в продуктовый магазин грузчиком. Со слов брата известно, что друг «был вынужден опекать его, забирать утром с работы и отвозить вечером домой». На работе оставался безынициативным, делал все «как из-под палки», «сказали — сделал, не сказали — сидит». Все заработанные деньги тратил на спиртное, периодически алкоголизировался в компании малознакомых ему людей, «даже знал, где у знакомых найти по дешевке спирт».

По характеру в этом возрасте характеризует себя, как «шустрый, но молчаливый и боязливый». В этот же период, в возрасте 20 лет, в 2004 году начал встречаться с девушкой, которая работала продавцом в соседнем продуктовом магазине. Чтобы «чаще встречаться, ходил в этот магазин за продуктами», которые затем пытался продавать в магазине, в котором работал сам. Впоследствии, из-за участившихся периодов алкоголизации работу оставил. В течение последующих 2х лет сожительствовал с этой девушкой в отдельной комнате частного дома, в котором проживал совместно с матерью и бабкой, периодически (раз в 2-3 месяца) алкоголизировался.

Спустя полгода начал ревновать девушку, «не хотел оставлять ее одну», на этом фоне с ней и родственниками постоянно возникали конфликты. Девушка после ссор уходила из дома, оставалась ночевать у своих родителей или у друзей. Следил за ней, «звонил всем, кто мог знать, где она», приходил к ней на работу в магазин и подолгу наблюдал, «как мило она общается с коллегами и покупателями», раздражался, но успокаивал себя тем, что вступать в интимные отношения сотрудникам одного магазина запрещено, «выжидал после работы». Со слов родственников в состоянии алкогольного опьянения каждый раз становился «невменяемым, неадекватным, рычал, не понимал, что происходит вокруг», не узнавал родных и знакомых, ломал «все, что попадется под руку». Однажды «схватил стул и бросил его в автомобиль отца, затем пошел на отца с кулаками», пытался драться, на уговоры родственником с просьбой успокоиться не реагировал.

Старший брат со своими друзьями, были вынуждены каждый раз связывать его или «закрывать в гараже», только после этого он в течении часа успокаивался и засыпал, на утро ничего не помнил. В 2007 году, после длительной болезни умер отец, тяжело переживал утрату, видел сны с участием отца, стойко снизилось настроение, стал подавленным, «замкнулся в себе», «глушил депрессию алкоголем». В этот период в состоянии алкогольного опьянения впервые услышал голос отца, разговаривал с ним, «извинялся за то, что подвел его». В этот же период сразу после очередного конфликта с девушкой на почве ревности, когда она «на три дня пропала, ночевала у своего бывшего и не брала трубку», сделал ей предложение на могиле отца «в дань должного ему уважения», но развелся через месяц, когда жена была на 3м месяце беременности.

С этого момента, в течении 4х лет до мая 2012 года алкоголизировался с периодичностью 1-2 раза в месяц (иногда чаще), в эти периоды мог несколько дней не возвращаться домой, «выискивал алкоголь», «связался с цыганами», у которых подрабатывал, занимаясь тяжелым неквалифицированным трудом за возможность употребить алкоголь, выпивал с малознакомыми людьми в неприспособленных для этого местах. В состоянии алкогольного опьянения чувствовал беспредметный страх, слышал голос жены из проезжающих мимо машин, а так же незнакомые женские голоса, которые обсуждали и ругали его, указывая постоянно повторяющейся фразой «посри тут, посри там», совершить акт дефекации в не предназначенных для этого местах.

Мать неоднократно находила кал в полиэтиленовых пакетах дома в шкафу, под диваном. В течении 2-3 дней после прекращения употребления алкоголя, когда кто-либо из родственников и знакомых находил и приводил больного домой, не мог уснуть, разговаривал сам с собой, на вопросы окружающих с кем он разговаривает, отвечал, что с отцом. На третьи сутки, после продолжительного сна, амнезировал большую часть произошедшего и до следующего приема алкоголя бесцельно смотрел телевизор, сидел в интернете, звонил жене и ее родственникам, пытаясь договориться о встрече. В воспитании дочери практически не участвовал, видел ее несколько раз, считал, что жена намеренно «по злому умыслу мщения» избегает с ним встречи и запрещает ему видеться с дочерью, «заставляет отказаться от родного ребенка, в крещении, с целью завладения жилья в сговоре со своими друзьями».

Настроение оставалось стойко сниженным, думал кончить жизнь самоубийством, писал предсмертные записки. В мае 2012 года во время очередного алкогольного эксцесса «внезапно вышел из себя», «начал крушить все вокруг», «перевернул дом вверх дном», не реагировал на окружающих. Родственниками больного была вызвана бригада скорой психиатрической помощи, в результате чего больной был госпитализирован в областную психиатрическую больницу, где находился 1,5 месяца на лечении, принимал «какие-то лекарства» (название и точные дозировки уточнить затрудняется).

Был выписан с улучшением и переведен на дневной стационар, была оформлена инвалидность (данные истории болезни, выписка из стационара предоставлены не были). После выписки и до сегодняшнего дня алкоголь не употреблял. В 2013-14 годах 1 раз в год планово госпитализировался в психиатрический стационар. Состояние оставалось стабильным. Получает амитриптилин 25 мг., азалептин 100 мг., галоперидол деканоат 1мл 1р/неделю в/м, циклодол 4 мг. В декабре 2014 года дважды с периодичность в 1,5 недели были приступы по типу эпилептиформных судорожных припадков без потери сознания. Обращался за медицинской помощью, но из-за отсутствия показаний к госпитализации, помощь оказана не была. По настоянию матери обратился за консультацией к психиатру в частном порядке.

Можно оценить материал:

Можно поделиться им через соцсети:

А также оставить комментарий.