Зачем нужен Хилак форте, если человек лишний

человек в реанимацииЖил-да-был один гражданин п   о имени… Пускай зовут его Петя. Просто не просто,  но дожил этот Петя до 62 лет. За свою жизнь ничего он  не заслужил не заработал: ни машины, ни квартиры. Не оказалось у него настоящих друзей, не обзавелся семьей и  детьми. По правде  один друг у него был  — алкоголь.

Как-то, темной ночью понесла смелость, подкрепленная алкоголем, Петра по делам (дело у него было одно — где бы найти «добавки»). И вынесло его на дорогу, а по дороге, как мы знаем, машины ездят. И вот одно транспортное средство догнало Петю и тюкнуло его зеркалом по затылку. На этом сознательная жизнь его закончилась и началась бессознательная.

Автотравма, ЗЧМТ, субдуральная гематома теменно-затылочной области. Привезли его к нам в больницу, где мы героически стали бороться за жизнь Петра. Жизнь же любого человека священна и бороться за нее нужно непременно, вкладывая материальные и духовные ценности.

Нейрохирурги из регионального центра доблестно просверлили в голове дырку, выкачали мозги (ой, гематому) и умыли руку. Поместили Петра в реанимацию. Нацепили датчики и стали проводить мониторинг жизненных показателей. Дышать он отказывался, поэтому заставляли аппаратом.

На 2-е сутки сделали трахеостому, поставили желудочный зонд, потому как есть Петя сам тоже не хотел, и стали кормить смесями всякими вкусными и питательными. Подключичку воткнули, чтоб не скучно было. Ну, как водиться, и мочевой катетер поставили.

Будни Петра проходили насыщенно — тут тебе и смена положения тела и туалет кожных покровов 2 раза в сутки, и дробное кормление через зонд, и профилактика контрактур.

Лекарств всяких в вену лили много, в том числе и антибиотики. Для начала цефтриаксон, через 10 дней заменили на ципрофлоксацин.

Все встречались с антибиотикассоциированной диареей, а если еще вспомнить что простые смеси для зондового питания жидкие и пищевых волокон не содержат, можно понять, что на 5 сутки Петр у нас «поплыл». Поплыл не брасом и не кролем, а поплыл, не к обеду сказано, в своем г**не.
Кто встречался тот поймет — замена памперса каждые 1-2 часа.

Чем только мы не пробовали «заткнуть трубу». Все и перечислять не хочется. И тут случилось, что называется «внедрение новых технологий посредством взаимовыгодного сотрудничества коррупционного характера». В аптеку завезли Хилак-форте и нам велено было давать всем кому нужно и …

Получал Петр его с 10 суток. На 18 сутки он научился дышать, на 20 торжественно убрали трахеостому и приступили к самому «веселому» — начали учить его кушать нормальную пищу. Дело это нелицеприятное и опасное — постоянные поперхивания и риск аспирации, но к 25 суткам начал он есть более менее нормальную пищу, даже кашу перловую глотать стал и некрупные кусочки мяса.

Так вот к 30 суткам стул у него и нормализовался, хотя уже с 20 суток скорость потока немного уменьшилась.

Петр до сих пор лежит у нас (41-е сутки), начинаются у него всякие-разные осложнения: пневмонии, пиелонефриты, пролежни. Опять мы назначаем антибиотики. Но эра благополучия в снабжении закончилась (кто-то уехал на конференцию по протекции фирм), Хилака-форте не будет, а значит будет кормить его чем-то другим. И перспективы у него не видно — родственников нет, соцслужбы от него отбрыкиваются. Остаемся только мы — реанимация. Если кто-то ожидал хвалебных од в адрес Хилак-форте — их не будет…

Можно оценить материал:

Можно поделиться им через соцсети:

А также оставить комментарий.