Дефицитные вторые изделия

Изделие №2 сейчас есть в любой аптеке
Современные тинейджеры плохо понимают, что такое настоящий дефицит. Узнать о нем косвенно можно от родителей, бабушек и дедушек, порой из советских кинофильмов. Но нужно ли им это? Не уверен, что им это по-настоящему интересно. Ведь СМИ и общественное мнение сейчас навязывают совершенно другой дефицит — денег. Но это ведь совсем не то… Однако вот реальная история о изделии №2, достойная, чтобы её опубликовали.

Предыстория

Для нашего аэродрома в Быхове решили перестроить взлетную полосу для посадки тяжелых самолетов. По этой причине  было решено отправить на запасной аэродром все авиационные полки.

Запасной аэродром находился в маленьком городке  Витебской области и назывался — Миоры. Когда-то, до войны, он входил в состав Польши, поэтому, несмотря на небольшое количество жителей, здесь был свой костел с прекрасным,  еще довоенного производства, органом. За забором храма размещалась городская больница, пациенты которой, после осмотра лечащим врачом, ходили за благословением к ксендзу. Он им отпускал грехи и укреплял веру в выздоровление.

Военный городок базировался в пяти километрах от города. Личный состав размещался в казармах. Аэродром в то время был грунтовый.  Наши «ТУ-16» учились с него взлетать и, соответственно, садиться. Время тянулось долго, очень хотелось домой, но возвращаться было некуда. Там шла большая работа. Мужики изнывали от безделья.

Отдохнуть же тоже надо

Вечером после обязательной программы, т.е. после полетов и занятий по специальной подготовке, все, свободные от несения службы, уходили в город «отдыхать». Из спиртных напитков, почему-то, кроме «Стрелецкой водки», ничего не продавали. В единственном ресторане ассортимент был тот же. В 17 часов городишко вымирал. Ни на улице, ни тем более, в ресторане не было ни души, все прятались по домам.

Говорят,  эта привычка сохранилась еще с довоенных времен. Поэтому мы гуляли и веселились сами с собой. Возвращались чаще всего пешком, но иногда и на попутном транспорте. Автобусы в сторону военного городка не ходили, поэтому попутным транспортом было — кто что достанет. Чаще всего это были велосипеды, которые местные жители легкомысленно оставляли на улице возле домов. На следующий день мы их честно возвращали с извинениями. Нас прощали, но потом все повторялось.

Однажды угнали лошадь с телегой. Вернуть не успели, т.к. хозяин кобылы прибыл к утреннему построению и успел нажаловаться командиру полка. В результате нам запретили выход в город.

Тогда на горизонте появилась баба Гнашка, которая жила на хуторе за взлетной полосой. Все было, как в хорошем детективе. Ночью нужно было подойти к окошку ее домика и постучать. В открытую створку протянуть рубль, получив в замен стакан самогона и бутерброд с салом.

Достать индивидуальные средства защиты

Но скоро и эту лавочку прикрыли. Тут личный состав от безысходности вспомнил, что когда-нибудь длительная командировка закончится, а дома их ждут истосковавшиеся жены… Короче говоря, ко мне потянулись ходатаи с одной и той же просьбой:

-Доктор, помоги достать «индивидуальные средства защиты».

Просили, потому что это средство, или по — аптечному, «изделие номер два», было тогда в большом дефиците. Я отговаривался, как мог, но кто-то узнал, что в местной больнице работают мои однокашники, поэтому напор на докторскую совесть усилился. Пришлось сдаться.

Главврачом был мой однокурсник Петька Иванов. Правда, теперь он был не Петька, а Петр Семенович, но это сути дела не меняло. Я был одет в форму морского офицера, поэтому  в его кабинет проник беспрепятственно. Секретарша только проводила меня завороженным взглядом, даже не спросив, по какому  вопросу. И хорошо, что не спросила, иначе я бы не знал, что ей ответить.

-Витька, привет, откуда ты тут взялся? Да еще в такой форме!- заорал явно обрадовавшийся сокурсник.- Тебя что, на флот призвали?

-Какой флот? Ты разве не знаешь, что у вас тут базируется морская авиация?

-Не знаю, да и некогда мне знать. Тут столько работы, что не до авиации. Представляешь, кроме этой больницы, еще куча фельдшерско-акушерских пунктов. Тут недавно такой случай произошел, обалдеешь! Садись, попьем чайку. А может, что покрепче? Я тебе так-о-е расскажу…

-Давай,- сразу согласился я.- Попьем, что покрепче и рассказывай, а то я совсем одичал.

Мы выпили все той же «Стрелецкой».

От чего помогают мухоморы

-Два года назад наши хирурги оперировали больного с опухолью желудка. Случай оказался неоперабельным. Зашили и отправили домой, в деревню, умирать, под наблюдение фельдшера. Год проходит, сообщения о смерти не получаем. Послали запрос, ответа нет. Уже собрались медика тамошнего на ковер вызывать, как он сам явился, да не один. Приглашают меня как-то в хирургическое отделение и больного показывают. Стоит у них в ординаторской здоровенный, такой мужик, косая сажень в плечах, и во всю  мордуленцию  улыбается. Вот, говорят, полюбуйтесь — это тот, «неоперабельный», явился.

Короче говоря, когда его домой, привезли, жить ему, по нашим понятиям, оставалось не больше месяца. Боли страшные, а уколов для  этого дела не так уж и много. И решила его женка самостоятельно провести автоназию. Набрала в лесу мухоморов, сделала из них отвар и давай мужа им поить. День поит, другой, третий… Поначалу он сопротивлялся, хотя сил особых не было. А когда  у него уменьшились боли, да аппетит появился, он со смертного одра встал, и допрос ей учинил с пристрастием. Бедная женщина на колени перед ним упала и во всем созналась. Но, вместо наказания, была отправлена в лес за новой порцией грибов. Так и поправился. И теперь, при обследовании, никаких признаков заболевания нет.

В этом году опять приезжал, грибов да ягод привозил — чудеса и только.

— Грибов каких? Мухоморов? Сам-то пробовал?

— Нет! А зачем?

— Говорят, от них большая мужская сила происходит. Например, лоси перед гоном две недели  их едят. А потом лосих гоняют, что есть мочи. Так что, если есть проблемы, могу рецептик дать. Мне одна бабуля в Быхове присоветовала. Кстати о лосях. Просьба у меня к тебе от всего моего летного коллектива.

-Говори, если смогу, то, конечно, помогу.

Я рассказал. Генка на минуту задумался, а потом, неожиданно, спросил:

— Слушай, а что, ваши летчики тоже на мухоморы перешли, что у них такая надобность возникла?

-Какие мухоморы? Нам через неделю домой возвращаться! Три месяца воздержания, сам понимаешь.

-Что же я, не мужик, что ли, — согласился коллега и взял в руки телефон.- Петрович — это я, Иванов. Понимаешь, тут у меня в гостях однокашник по институту, морской офицер. Конечно доктор, призвали его, как и многих наших, на два года. Просьба у него насчет «изделий 2-го номера»…Сколько штук?- он повернулся ко мне.

— Сколько нужно, спрашивают?

-Не знаю. Штук, наверное, двести.

-Сколько?!

-Хотя бы двести, нас же много.

-Слышь, Петрович, просит двести. Ну не знаю, соскучились мужики. Хорошо, я ему скажу,- однокашник положил трубку.- Они, т.е. фармацевты, в шоке от ваших запросов. Здесь по этому вопросу тоже дефицит намечается, но коллеге отказать не могут. Значит так, найдешь одноэтажный домик с надписью  «Аптека».

— Понятное дело, что не гастроном.

— Не ерничай, у нас эти резиновые изделия тоже не на каждом углу продаются. Зайдешь в аптеку, спросишь заведующего. Там тебя уже ждут. Не волнуйся, конфиденциальность будет соблюдена.
Мы выпили за наш институт и за удачу. Простившись, я пошел искать аптеку.

На улице был в самом разгаре август. Солнце сквозь багряную листву кленов пробивало свои  летние лучи, пытаясь прошить белый чехол моей фуражки. И только вековые дубы, сохранившиеся еще с довоенных времен, создавали надежную тень, но прятаться было некогда. Я искал злополучную аптеку. Чувство необъяснимой тревоги терзало мою душу.

Отоварился в аптеке

Презерватив 1968 года. Размер №2.А вот и она. Маленькая бревенчатая избушка, чуть ли не на курьих ножках, но вся ладненькая, будто только что  срубленная. Но бревна темные, значит, сделана давно, но на совесть.

Я вошел. Небольшое помещение, круговой прилавок, над ним стеклянная выгородка с тремя окошками. Отдельно — кассовый аппарат. И из каждого окошка выглядывает очаровательная головка.

— Здравствуйте, милые девушки,- произнес я.- Мне бы вашего заведующего.

-Сейчас позовем,- ответили они хором.- Анатолий Григорьевич, к вам пришли!

Я особенно не стеснялся, т.к. секретность мне была гарантирована. Дверь внутреннего помещения открылась  и оттуда выглянул высокий мужчина в белом халате:

-А, морячок! Сейчас  вынесу твой заказ. А пока будь любезен, оплати в кассу. Машенька, двести «№2».

-Как прикажите,- ответил ангельский голосок — и уже мне — Подходите к кассе, не стесняйтесь.

Меня  будто кипятком ошпарили:

-Они точно все знают,- мелькнуло в голове,- стыд-то какой.

Вдруг за спиной кто- то шепотом произнес:

-И росточком не очень, а силен…

-Ага, у них, у моряков, рост не главное, а вся сила…

В это время, на мое счастье, показался Анатолий Григорьевич с пакетом:

-Забирай, пользуйтесь на здоровье.

-Удачного времяпровождения,- опять хором произнесли женщины.

Этого уже почти не слышал, т.к., схватив пакет, попытался выскочить на улицу.Не тут-то было. Дверь аптеки распахнулось. В помещение вошел высоченный мужчина. Седая грива волос опускалась ему на плечи.

— Девчонки, а я опять за «вторыми» пришел. Уж больно они моей бабке понравились.

-Опять «неоперабельный» явился,- произнес кто- то за стойкой.

Я остановился.

— Какой, вы сказали?

-Какой, какой, «неоперабельный». Его тут вся округа знает. Как жена ему опухоль мухоморами вылечила, так такой силой наградила, что и с тобой, морячок, померяться сможет.

Я ничего не ответил и выскочил на улицу.

На вечернем докладе у командира полка было отмечено, что доктор с поставленной задачей справился на «отлично»!

Можно оценить материал:

5 (1 голосов) / из 5 на Дефицит изделия номер два

Можно поделиться им через соцсети:

А также оставить комментарий.

Похожие материалы: