Последствия для москвичей — взрывы в метро

Взрывы в метро дались москвичам тяжелее теракта в Домодедово Граждане, пережившие теракт или чрезвычайное происшествие, часто скрывают эти обстоятельства. Возврат пострадавшего в общество, в привычную среду происходит у всех по-разному. И не всегда жертв терактов «положительно воспринимают на работе». Данное явление отметил и.о. директора Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Зураб Кекелидзе, который 26 января провел пресс-конференцию в связи с терактом в аэропорту Домодедово. Многие пострадавшие становятся «людьми с расшатанной психикой» и долго не могут «прийти в себя». Они становятся более конфликтны и тяжелы в общении: это сказывается на их положении в трудовом коллективе, заметил психиатр. У пострадавших также часто случаются навязчивые воспоминания, резко ухудшается настроение. Зураб Кекелидзе отметил, что им просто необходимо понимание коллег. В то же время состояние «жертвы теракта» может сказываться на трудоспособности коллектива в целом, заявил психиатр. И.о. директора Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Зураб Кекелидз Источник Артем Житенев Не меньше проблем возникает и в семьях: родным непросто общаться с человеком, пострадавшим от теракта. Как пояснил врач, для попавших в теракты на транспорте характерно поведение «не улетай— не прилетай», когда этих людей пугает и сама мобильность близких, и любой транспорт как таковой. С другой стороны, они не хотят и не могут оставаться одни. Потому многим пострадавшим действительно требуется психологическая либо психиатрическая помощь.

Психологи и психиатры уже не первый раз оказывают помощь пострадавшим— как при опознании погибших в Центре судебно-медицинской экспертизы в Тарном проезде, 3, так и по нескольким телефонным горячим линиям. Специалисты отмечают постоянные изменения психики у разных людей от теракта к теракту. Стресс от теракта длится несколько дней Профессор Кекелидзе также рассказал, как проявляется психическая травма у людей, попавших в ЧС. «Когда возникает чрезвычайная ситуация, террористический акт, у людей в эпицентре события развивается острая реакция на стресс, что и было зафиксировано сейчас в Домодедово и будет наблюдаться в течение еще трех дней»,— сказал психиатр. «Будет страх, неуверенность, боязнь пользоваться транспортом. Через 3-4 суток эти явления проходят,— пояснил эксперт,— а если они не проходят за это время, людей преследуют кошмары, не проходит психомоторное возбуждение, или наоборот, наступает оцепенение, тогда, наверное, стоит обратиться к специалисту». 5% пострадавших остаются беспомощными.

Психиатр отмечает, что посттравматические расстройства, скорее всего, будут держаться до месяца, но могут сохраняться и годами. «Несколько дней люди говорят о своих погибших близких как о живых, несколько месяцев может длиться у них этап дезорганизации, могут присоединяться или обостряться многие болезни: язвы желудка и 12-перстной кишки, гипертония, диабет, возникать инфаркты и инсульты. Вследствие психологических расстройств и стресса от такой информации, особенно если она представлена в цвете, у людей могут наблюдаться нарушения сна, потеря аппетита, кожные высыпания. Привыкание или реорганизация в жизни наступает только через 1–1,5 года или позже. «3–5% людей, переживших такие происшествия, становятся абсолютно беспомощными»,— сказал Кекелидзе. Взрывы в метро ударили по москвичам сильнее теракта в Домодедово Тем не менее, несмотря на то что после таких событий увеличивается количество неврозов, «в масштабах страны увеличения случаев алкогольных психозов, суицидальных попыток ожидать не нужно», сказал Кекелидзе. Если говорить о последствиях с социально-психологической точки зрения, то выяснилось, что теракты в московском метро в марте 2010 года произвели на москвичей более сильное негативные влияние. Об этом говорит анализ количества и характер звонков на прямую линию поддержки.

Психиатр отметил, что изучались все теракты последних лет в Москве. Вторыми «выгорают» врачи, спасатели и силовики Зураб Кекелидзе предупредил, что через 3–5 дней после терактов увеличивается количество «вторичных жертв»: среди психологически пострадавших оказываются люди, оказавшиеся вблизи жертв, часто в силу своей работы— медики, спасатели, силовики и даже журналисты. «Представители СМИ, которые освещают теракты, являются третичными жертвами»,— сказал он. Если же человек говорит, что теракт на него никак не подействовал, ему в первую очередь нужна психологическая помощь, потому что такого в нормальном состоянии психики быть не может, считает психиатр. По данным эксперта, до 70% врачей, учителей и журналистов за долгие годы работы сами подвержены «выгоранию» нервной системы. Он рассказал, что когда один из его коллег-психиатров на опознании в морге начинает родственникам погибших отдавать собственные лекарства, деньги, а иногда и одежду, то это значит, что ему самому уже нужен отдых. «Обратитесь на горячую линию, побеседуйте с врачом»,— рекомендовал психиатр. В беседе врач сможет определить, нужна ли дополнительная помощь, или посоветует отдохнуть несколько дней.

Кекелидзе предложил провести на базе центра им. Сербского «день психического здоровья журналиста». Информация должна быть щадящей Профессор Кекелидзе предупредил, что характер поступающей информации может напрямую влиять на состояние здоровья населения. Он призвал журналистов проявлять корректность. «Я не говорю о цензуре, информация должна быть правдивой, но щадящей по форме»,— отметил психиатр. Москва не «тупая». Кекелидзе также дал рекомендацию, как себя вести с людьми, которые пострадали в теракте. Заявлять, что ничего не произошло – это страусиная политика, она непригодна, считает психиатр. Общество должно в первую очередь оценить, что именно произошло, проявить бдительность, объединиться, постараться помочь тем людям, которые понесли утрату, психологически их поддержать, кому нужна помощь врачебная, психологическая— оказать эту помощь. В целом материальная и психологическая поддержка сейчас предоставляется. Москва еще не окончательно привыкла к терактам, но постепенно, по мнению психиатра, население учится безопасному поведению.

Также эксперт заверил, что москвичей нельзя обвинять в эмоциональной «тупости». В небольшом городе и в мегаполисе люди ведут себя по-разному, может, поэтому кому-то кажется, что столичные жители перестали реагировать эмоционально на столь трагические и кровавые события, пояснил эксперт. Террористы— каннибалы Характеризуя по просьбе СМИ тип людей, которые могут стать террористами, Кекелидзе сказал, что есть много общего в типах психики террористов и скинхедов. «Это один психотип», – даже заявил он. «Террористы подбираются из определенного типа людей, которые легко внушаемы и подавляемы, обладают низким инстинктом самосохранения. Бытует мнение, что террористы— это преимущественно наркоманы с какими-то психическими отклонениями. У меня нет такого мнения. Эти люди легко внушаемы, помимо этого у них понижен инстинкт самосохранения. К этой же категории людей относятся скинхеды и доверчивые люди, которых можно убедить отнести деньги в финансовую пирамиду»,— рассказал психиатр. Кекелидзе также подчеркнул, что «по изменениям в психике» их можно сравнить с каннибалами. Обычно у такого типа людей сниженный инстинкт самосохранения, а у женщин – продолжения рода, личные цели заменяются идеалом, ради которого они идут на смерть или убивают. «У этого психотипа отсутствует критика по отношению к происходящему»,— сообщил Кекелидзе…

Источник http://www.gzt.ru/topnews/society/-vzryvy-v-metro-dalisj-moskvicham-tyazhelee-/345180.html?from=reader

Можно оценить материал:

Можно поделиться им через соцсети:

А также оставить комментарий.