Метадоновое лечение украинских наркоманов

В субботу, 2 апреля, наш корреспондент побывал в украинской клинике, где применяется заместительная терапия, в профильных НКО, пункте раздачи таблеток, обмена шприцев и встретился со специалистами, участвующими в программе заместительной терапии. В городской больнице №5 Киева журналисты хотят посмотреть все своими глазам. Исходные данные Распространяют эпидемию ВИЧ/СПИДа на Украине в основном инъекционные наркоманы. В 1997 году их доля среди зарегистрированных ВИЧ-инфицированных составляла 83,6%. Общее многократное использование грязных шприцев привело к стремительному распространению эпидемии ВИЧ-инфекции, и с 2005-го ее подхватили половые партнеры наркоманов. Учитывая эти страшные темпы и пути распространения ВИЧ-инфекции, на Украине был расширен доступ к программам снижения вреда, среди которых главными стали программы заместительной поддерживающей терапии (ЗТ) и антиретровирусной терапии.

Без заместительной терапии привлечь наркомана к лечению антиретровирусной терапией невозможно. Эту точку зрения профильные некоммерческие организации донесли до своего кабинета министров. По данным официальной статистики Минздрава Украины, на 1 января 2011 года в стране было зарегистрировано 78,1 тыс. потребителей опиоидов. Программа заместительной терапии для больных опиоидной зависимостью была введена с 2005 года. «Нет срывов, боли и похожи на людей» Первое звено в цепочке ЗТ, которое удалось увидеть собственными глазами,— городская клиническая больница № 5 Киева. В крупном многопрофильном стационаре абсолютно советского типа 335 коек, из них 45 для больных с ВИЧ (боксы). Есть реанимация на 3 койках и хоспис на 4 койках. Здесь же находятся поликлиника на 180 посещений пациентов в день, центр профилактики СПИДа и пункт выдачи заместительной терапии. «В нашей клинике на учете 7 тыс. пациентов со статусом ВИЧ, а всего прошло через клинику 9 тыс. таких пациентов. Получают антиретровирусную терапию 1600 человек,— рассказывает главный врач клиники Владимир Юрченко.— В Киеве еще два учреждения работают с такими же пациентами. Уже в течение 6 лет 195 человек получают на „сайте» (пункте выдачи. — GZT .RU) нашей больницы ежедневную терапию метадоном и бупренорфином».

Доктор не скрывает сложностей, возникающих из-за дороговизны антиретровирусных препаратов, но давление правоохранителей из-за применения ЗТ, то есть лечения с помощью наркотических веществ,— отрицает. «С антиретровирусной терапией непросто, мы прогнозируем, что возможны перебои,— говорит Юрченко.— Когда вводили заместительную терапию, на нас никто не давил, но это в Киеве, в ряде городов было совсем иначе, гораздо сложнее». К слову, обеспеченность антиретровирусной терапией в Украине сейчас только около 20% от потребности. Доктор пояснил, что есть определенные условия приема пациентов в программу ЗТ, которую отстраивали два года: это активные наркозависимые люди, которые не просто колют опиоиды, но уже дважды пытались «завязать» с наркотиками. Чаще всего они имеют ВИЧ, гепатиты и туберкулез, не привержены к лечению, асоциальны, имеют проблемы с законом. Вступая в программу, они берут на себя обязательства не покупать «левые» наркотики, не выносить таблетки и лечиться. Если нарушат правила, могут быть из программы исключены. Другими словами, это самые сложные пациенты из групп риска. «Дозировку назначают пациенту ежедневную от 100 до 240 мг метадона, или до 32 мг бупренорфина,— сказал Юрченко.— У каждого из них есть карточка с фотографией о том, что они— участники программы, МВД их не задерживает без особых причин». Нет лабораторного контроля Синтетические препараты длительного действия по воздействию на организм подобны морфину, кодеину и другим опиатам, но в отличие от них не вызывают «кайфа».

Продолжительность действия одной терапевтической дозы около суток. Если наркоман получает такую терапию, он ведет себя нормально, у него нет психических срывов, он не испытывает боли, не ищет дополнительных наркотиков и даже может работать, рассказал главврач. «Они просто становятся на людей похожи»,— говорит Юрченко. Примерно так же работают медики Одессы, Херсона и Донецка. На вопрос GZT .RU, уверен ли доктор, что его пациенты не принимают еще и другие наркотики, Юрченко ответил, что предполагает, что нарушителей может быть от 10 до 30% получающих ЗТ, «но это обычно все равно барбитураты в таблетках, усиливающие действие метадона, но не инъекции». «К сожалению, самая большая проблема,— заметил главврач,— что в Украине нет методов объективного лабораторного контроля по сыворотке крови у участников программы, который есть в других странах. Его нет по экономическим причинам». Он ведется «на глазок»— по слюне, слезотечению, пульсу, артериальному давлению.

Как сказал доктор, нет пока и достаточного количества реабилитационных центров, потому наркоманы предоставлены сами себе. Познакомились с таблеткой во рту «Сайт», куда мы приходим после клиники— больничный пункт выдачи препарата наркоманам. В кабинете с 8.30 и до 15 часов сидит медсестра и выдает по таблетке участникам программы. Заместительная терапия метадоном разрешена в Украине на законодательном уровне

Соцработник, 30-летняя наркоманка в стадии ремиссии Наташа от фотокамер отворачивается, о своей истории умалчивает: «я неблагополучная». Очередь среди наркоманов для участия в программе Наташа отрицает, приходят далеко не все. «Медикам верят не все, многие мои друзья просто не хотят „светиться»»,— говорит Наташа. Почти все участники программы, по ее словам, имеют криминальное прошлое. «Работают из них процентов 20%,— добавляет она,— зато у некоторых появились и семьи, и дети. Некоторые здесь и познакомились, прямо с таблеткой во рту». Наташа готова говорить со СМИ только спиной к камераю

 Как на исповеди Сопровождаемые заведующей амбулаторией Алиной Харитонюк, мы заходим в поликлинику. «Зарабатывает у нас врач, участвующий в программе, вместе с доплатой от Глобального фонда чуть больше 2 тыс. гривен (около 8 тыс. рублей. — GZT .RU). А медсестра 1,5 тыс. гривен,— рассказывает старшая медсестра Нелли Костенко,— все работают с перегрузкой, но сейчас у нас уже есть два филиала». В стационаре ВИЧ -инфицированные тоже получают заместительную терапию Доктор Харитонюк говорит, что скоро появится пункт выдачи ЗТ на базе роддома, где врачи ведут наркоманок— будущих мам. «У новорожденного синдром зависимости исчезает через 2 недели после рождения,— говорит врач.— Но иначе такая мама просто бы сбежала, колола бы грязные опиоиды, получила бы еще и туберкулез, другие дополнительные инфекции и венерические болезни». Раздача таблеток на «сайте»  Выше этажом лежат самые тяжелые больные стационара и «бесперспективные» в палатах хосписа. В одной из них медленно умирает эфедринщик Саша, неполных 50 лет от роду. На таких ЗТ не действует. Жена от него отказалась, отец – инвалид. Уже почти 10 лет у него цирроз печени. А на других койках такие же несчастные с ВИЧ в сочетании с туберкулезом, а некоторые еще и с опухолями. «Я их жалею,— говорит Алина Харитонюк,— они у нас тут как на исповеди… Пусть их любая конфессия под крыло берет,— говорит врач,— лишь бы хоть кого-то спасти. Бывает, что пациентов отсюда берут умирать домой. Днем входные двери в отделения не закрывают, но никто и не убегает». У этих больных будущего уже не  Чернобыльская улица, 9 Межрегиональный благотворительный фонд «Вертикаль»— некий клуб по интересам для наркоманов. Он не участник программы ЗТ, но здесь наркоманы в ремиссии помогают «собратьям». Консультируют по юридическим и правовым вопросам, можно просто попить чаю, посидеть и поболтать. Сюда приходят соцработники, пару раз в месяц женщин консультирует врач-гинеколог. «Самая популярная услуга— обмен шприцев,— признается Святослав Малышев, у которого собственный стаж в „завязке» уже 7 лет.— Меняют грязные шприцы на стерильные, ну хотя бы не заражают никого, и то хорошо». Хотя обмен десятков шприцев держателям притонов – или, как их называют здесь, «вторичникам», – который происходит тоже здесь, морально принять многим сложно.

Приноси грязные шприцы — бери чисты  «У меня есть карточка, что я могу иметь с собой шприц»,— говорит Оля из Донецка. Ей 27 лет, 8 лет наркоманка, 6 месяцев ремиссии. Девушка просто пришла сюда потусоваться. «Мой отец умер, мама – повар. Я уехала в Киев. Из моей донецкой компании, в которой кололи „ширку»— вытяжку мака,— уже почти никого нет в живых, а кто жив— сидят в тюрьме», – делится девушка. После прохождения детокса Оля сейчас «чистая», обходится без поддержки метадоном, чем очень гордится. «Метадон— это для бессильных, я это пересилила»,— говорит она. Программа заместительной терапии предполагает наблюдение врач  Не дело МВД— лечить больных Дмитрий Шерембей, директор департамента коммуникации, политики и адвокации всеукраинской сети ЛЖВ в своем офисе рассказывает гостям из России о буднях НКО, активнее всех сражающейся за ВИЧ-инфицированных, о «дискуссиях» с МВД, которое, по словам Шерембея, готово признать лечение «только дубиной и тюрьмой». Правда, сейчас у них временное перемирие, отмечает Дмитрий. «Лечение химических зависимостей не дело МВД, это дело врачей»,— считает Шерембей. У него самого стаж наркомана 9 лет, ремиссия 13 лет и выдающаяся антинаркотическая активность. «Методы репрессий неэффективны во всем мире,— утверждает Дмитрий.— Наркозависимых, которые хотят бросить наркотики, всего-то 18% от общего числа, а что делать с остальными? Сегодня эти люди даже не имеют никакой возможности лечиться, и никто сегодня не может предложить им реальной эффективной альтернативы вместо ЗТ, так что и спорить не о чем». Дмитрий Шерембей готов положить жизнь за собратьев по несчастью.

  Справка На Украине выдаются только таблетки наркотических веществ в средних терапевтических дозах, не вызывающих наркотического опьянения. Применяется метадон, который является антагонистом опиоидных рецепторов, но сила действия которого в два раза меньше морфина. По состоянию на 1 января 2011 года заместительную поддерживающую терапию получает 6044 наркозависимых, из которых 2722 (45%) ВИЧ-инфицированные, 3147 (52%) больных вирусными гепатитами (В и С), 1024 (16,9%) больных туберкулезом. Программа ведется на базе 127 лечебных учреждений: это наркологические диспансеры, центры СПИДа, противотуберкулезные диспансеры. Кроме того, работают 1377 Центров интегрированных услуг для потребителей инъекционных наркотиков. Программа замещения на Украине внедряется на средства Глобального фонда.

Стоимость метадона для одного пациента в месяц составляет $8. В результате на Украине из 6044 пациентов ЗТ 34,8% трудоустроены, 1,2% возобновили обучение в вузах, 30,9% создали семьи, 3,5% родили детей, воспитывающихся в собственных семьях. За последние пять лет не было зафиксировано ни одного случая смерти у пациентов программы ЗТ в результате передозировки препаратов в учреждениях здравоохранения. В 2008 году 8,6% пациентов ЗТ удалось вывести из программы путем постепенного снижения дозы метадона и постепенной его отмены. Только за один год участники ЗПТ недодали наркорынку Украины почти $29 млн. В результате инфицирование ВИЧ через кровь с 83,6% от общего числа ВИЧ-инфицированных граждан в 1997 году снизилось до 33,8% на 1 января 2011 года; Годовая динамика прироста заболеваемости ВИЧ-инфекцией с 14,45% увеличения в 2006 году уменьшилась в 2010 году до 3,3%. Количество тестирований на ВИЧ-инфекцию в среде наркоманов и проституток с 2006 по 2010 год увеличилось на 25,7%. Принято решение о применении жидкой формы метадона. Для этого будет налажен его выпуск в Украине для снижения стоимости программы. Минусы На Украине нет единой методики планирования расчета потребности ЗТ и его назначения, препараты доставляются в каждое лечебное учреждение отдельно, что усложняет логистику и увеличивает расходы на охрану. 10,2% пациентов оставили программу, поскольку были заключены под стражу в результате криминогенного поведения. Я и мы— рассказы участников программы Алена, 23 года У меня было несколько медицинских операций. Подсела на наркотики. С 2005 года ВИЧ-инфицирована. В программе по заместительной терапии три года. Никто меня на улицах не забирает. Не бросаю, потому что через 10 лет потребления без ЗТ или наркотиков мне уже жить невозможно…

Антон Босенко Я в программе с 2004 года. Нахожусь на бупренарфине. Уже миллион раз пытался бросить. Принимал и стимуляторы, и траву, за 10 лет я «чистым» дней 10… узнал от друзей о программе. У меня ВИЧ, гепатит С и астма. Ни работы, ни доверия, а связи с родителями давно порваны. Уже через две недели приема ЗТ жизнь моя как-то стала изменяться… Сейчас я лечусь, выполняю все назначения, в семье отношения у меня нормализовались, думаем о ребенке… Сейчас у меня есть маленькое турагентство… Больше всего я боюсь выпасть из программы… Светлана, жена Антона Попыток бросить наркотики за шесть лет у меня тоже было много, не верила, что можно что-то изменить… теперь мы даже смогли в Чехию съездить… врач позвонил в чешскую клинику, мы там таблетки получили на неделю. Антон и Света -участники программ Источник GZT.RU Таня, 24 года Я наркоманка с 1997 года. Пыталась реабилитироваться в христианском центре, в Крыму. Меня там в земляную яму, затянутую сетью, сажали за нарушение режима, как в гестапо. Там просто садисты. На ЗТ с 2005 года. Мама Тани Алла Викторовна Мы замучились с ней. Таня начала принимать наркотики еще в школе, в компании, на танцах, потом уже дошла до того, что пропадала в подвалах. Под подушкой шприцы, истерики. Я была сначала против ЗТ, ждала подвоха, так как зависимость все равно остается. Но я признала ее право быть больной. ЗТ для нее— лечение и «страховка». Опьянения у нее от этих лекарств нет, поведение нормальное. Конечно, это не панацея, но ее друзей уже нет в живых. А она вышла замуж, я хочу еще увидеть внуков. Сейчас я возглавляю организацию «Родители за право на жизнь». Таня будет, возможно, социальным работником, сейчас на телефоне доверия работает. Мы работаем в 12 регионах. Для Тани и ее мамы ЗТ-программы — залог будущего.

https://youtu.be/i1A2tsxVxOU

 Научиться считать Кроме милосердия, программы заместительной терапии выгодны государству. Правда, они невыгодны тем, кто подкармливается от наркомафии и от коммерческого псевдолечения наркозависимости. По данным украинской сети «Людей, живущих с ВИЧ» (ЛЖВ), до $7 млн в год 1000 наркопотребителей отдают наркобизнесу. Около $8,4 млн в год тратят близкие, родственники и государство на реабилитацию 1000 наркозависимых. В $84 тыс. в год обходится терапия метадоном для 1000 клиентов. Упреки, что метадон выйдет из программы на улицу, тоже несостоятельны, говорят в НКО. «По данным Всеукраинской сети ЛЖВ, со 100 кг метадона, закупленного для Украины, было „налево» вынесено 420 граммов. По данным Украинского института исследований политики общественного здравоохранения, вынесен был метадон для жен или мужей, не участвующих в программе, а также при желании участников поехать куда-то хотя бы на пару дней.

Это количество препарата несущественно»,— считает директор института Сергей Дворяк. Фармакоэкономика ЗТ- терапии на Украин Сегодня, по официальным данным, на Украине 180 тыс. наркоманов. 1,7% наркоманов Украины заражены ВИЧ. Если эта цифра превысит 2%, можно будет завалить страну ресурсами, но это уже будет бесполезно, ситуация становится неисправимой, пишут в научных статьях международные эксперты. К слову, заместительная терапия используется сейчас в 75 странах, но в России ее нет. Меньше попадают в тюрьму, меньше нас заражают «Чтобы оценить влияние программ ЗТ на ситуацию с распространением ВИЧ в масштабах страны, необходим существенно больший охват наркопотребителей программы, не менее 20%, а хорошо бы 40–50%,— сказал Сергей Дворяк  — Пока у нас таких показателей нет. Но достижения все равно есть: результаты нашего исследования показали, что заражаемость ВИЧ-инфекцией среди наркопотребителей Украины уменьшилась на 15–18%, а также снизился уровень криминогенности. Им уже не нужно воровать и грабить, чтобы достать деньги для „левых» наркотиков, они не попадают в тюрьмы, где показатели инфицирования огромны».

«Программы ЗТ выводят наркоманов „из подполья», возвращают чьих-то детей, родителей, близких в общество, позволяют работать, дают всем передышку,— рассказал участникам встречи заведующий кафедры психиатрии Казанского медицинского университета Владимир Менделевич.— Всемирная организация здравоохранения включила эти препараты для заместительной терапии в список „Основных лекарств». В российский список „Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств» ни одно средство для заместительной терапии не входит, их не разрешают и ввозить в Россию, а федеральный закон ввел запрет на их медицинское применение». «Опутанная запретами, неэффективная отечественная наркология в России вынужденно использует средневековые методы лечения,— сказал Владимир Менделевич.— И все больше загоняет себя в тупик. А применение препаратов— нейролептиков, антидепрессантов и антиконвульсантов для лечения наркомании— просто преступление перед пациентами. Оно не имеет доказательств эффективности и доставляет только страдания больным».

Опутанная запретом неэффективная отечественная наркология в России вынужденно использует средневековые методы лечения, считает профессор Владимир Менделевич Источник архив В.Менделевич Среди неэффективных мер Менделевич назвал на встрече массовое тестирование, нарушение конфиденциальности и грубость персонала при лечении, отсутствие выбора вида лечения для пациента, церковную экспансию. Выработке доказательной политики в наркологии мешают также подтасовка фактов результатов внедрения программ НКО. Заместительная терапия не панацея, соглашается ученый, но это еще одна возможность обезопасить население, оптимизировать бюджет здравоохранения и дать шанс наркозависимым людям…

Кстати может быть интересно: Медицинские пиявки в украине.Купить пиявки в Киеве.

Полностью с новостью можно ознакомиться здесь..http://www.gzt.ru/topnews/society/-metadon-eto-dlya-bessiljnyh-ya-eto-peresilila-/355272.html?from=reader

Можно оценить материал:

Можно поделиться им через соцсети:

А также оставить комментарий.

Здесь возможно отыскать отзывы по тематике:

  • где берут метадон